О реальной красоте журналы не пишут

Статьи по темѣ:

  • [Вернуться]
  • Ивангородъ и Нарву объединятъ въ единый туристическій центръ
    Намѣчаемыя преобразованія въ россійскомъ градостроеніи
    Образъ Олимпійской деревни въ Сочи будетъ очень интереснымъ
    По телевидѣнію покажутъ мультфильмъ о Крещеніи Руси
    Рахманиновъ Сергѣй Васильевичъ
    Чехов

    Послѣднія добавленія

    [15.08.2017 Как научиться предсказывать ураганы? ]    [19.07.2017 В России лечат патологии костной ткани]    [13.07.2017  Российские ученые изобрели электронный глаз]    [14.06.2017 Плюсы и минусы при оплате проезда по платным участкам дорог]    [05.06.2017 Россияне всё чаще отказываются от вакцинации]    [19.05.2017 Был бы клиент, а болезнь найдется]    [09.05.2017 На какую работу могут устроиться подростки в летние каникулы?]    [02.05.2017 Виртуальная реальность в пустой комнате]    [28.04.2017 Ученые создали кровезаменитель ]    [04.04.2017 Высокоурожайные сорта картошки скоро появятся в России]   

    Выборъ читателей:

    Павелъ Третьяковъ ...Оценка: Великолепно!
    Символы невѣсты въ русскомъ свадебномъ ритуалѣ ...Оценка: Великолепно!
    Василій Суриковъ ...Оценка: Великолепно!
    Плотники ...Оценка: Прекрасно
    Любящій мужъ. Какой онъ? ...Оценка: Прекрасно
    15/08/2017

    Как научиться

    В лабораториях Нижнего Новгорода много смелых и отважных специалистов. Там ... Далее

    О русскомъ театрѣ

    Опубликовано: 09/11/2009 Просмотров: 1968
    О русскомъ театрѣ Речь Н.П. Бурляева на конференціи «Значеніе русской драматической школы и мѣсто русскаго театра въ современномъ театральномъ мірѣ»:

    Какъ вамъ извѣстно, въ Москвѣ проходитъ 7-ой международный театральный форумъ «Золотой Витязь», на которомъ представлены 33 театральныя работы театровъ Россіи, Украины, Бѣлоруссіи, Сербіи, Болгаріи, Польши, Эстоніи, Арменіи. Для участниковъ форума однимъ изъ главныхъ событій всегда является конференція, которую мы проводимъ. Въ этомъ году тема конференціи обозначена такъ: «Значеніе русской драматической школы и мѣсто русскаго театра въ современномъ театральномъ мірѣ». Что это такое - русскій театръ для міра? Я для начала попробую выразить нѣсколько моментовъ, которые я считаю для себя важными. Продѣлавъ 50-лѣтній путь въ искусствѣ, я прихожу къ опредѣленнымъ выводамъ. Больше занимаясь кинематографомъ, чемъ театромъ, все-таки я остаюсь человѣкомъ театра. Причемъ въ отрочествѣ, въ 15 лѣтъ, я попалъ въ Академическій театръ Моссовета къ Юрію Александровичу Завацкому, ученику Станиславского, и работалъ съ учениками Станиславского: Ириной Вульфъ, съ тѣми, кто пришелъ изъ той эпохи, чтобы передавать намъ факелъ. Великіе русскіе артисты: Мордвиновъ, Марецкая, Орлова, Раневская, Бирманъ. Театръ я любилъ до тѣхъ поръ, пока не началъ отдаляться отъ него. Но это позже. Что же было въ самомъ началѣ? Почему русская школа, русскій театръ, русская актерская школа стала опредѣляющей для театральнаго сознанія планетарнаго масштаба. Что было въ ее основѣ, въ началѣ? А въ началѣ былъ... даже не въ началѣ, а потомъ пришелъ потрясающій артистъ Михаилъ Щепкинъ, который говорилъ очень просто: «Театръ – это храмъ. Священнодействуй или убирайся вонъ». Серьезное замѣчаніе православнаго Михаила Щепкина. Онъ ввелъ въ понятіе «театръ» мысль о священнодѣйствіи. Такая мысль могла появиться только въ православной душѣ, въ вѣрующей христіанской душѣ. А дальше пришелъ Станиславский, христіанинъ, отъ крещенія всю жизнь прожившій подъ иконой, хранившій икону въ своемъ кабинетѣ, когда это было опасно. Въ годы разгула атеистической власти онъ жилъ подъ фамильной иконой и подъ ней ушелъ въ міръ иной. Онъ не отступалъ отъ вѣры и поразилъ міръ своей системой, а еще больше понятіемъ «жизнь человѣческаго духа» на сценѣ. Задумаемся, могло ли такое понятіе появиться въ американскомъ театрѣ, въ западноевропейскомъ. Жизнь человѣческаго духа и театръ, какъ священнодѣйствіе. Я не стану отвѣчать. Просто подумаемъ объ этомъ. Почему я дѣлаю акцентъ на то, что для міра эти имена (особенно Станиславский, православный режиссеръ) стали опредѣляющими развитіе театра, всего театра планетарнаго масштаба, не исключая и Америки, и Голливуда? Эти актеры, очень популярные, хорошіе актеры, учились-то на нашей школѣ. Потомъ, правда, оказалось, что они учились для того, чтобы, какъ говорилъ Иванъ Ильинъ, «заняться доходнымъ промысломъ и эффектной пустотой». Конечно, были и тамъ озаренія, потому что душа есть душа, она прорывается все равно. Были откровенія и въ американскомъ кино. Эти актеры удивляли міръ, опираясь на систему Станиславского. Тѣ актеры, о которыхъ я говорилъ, и оперные пѣвцы, выступавшіе попутно въ церковныхъ хорахъ во времена атеизма, не говоря о томъ, что они были вѣрующими, они несли этотъ факелъ и донесли его до нашихъ дней, до насъ, и передали намъ. Но это было. А что же есть сегодня? Сегодня есть понимаемая всѣми нами очень опасная тенденція, какъ говорилъ бывшій руководитель нашей культуры, Михаилъ Швыдкой, «надо немножко выйти на панель театру, искусству, чтобы быть доходной». Это говорилъ чиновникъ государственнаго уровня. «Надо дистанцироваться отъ кинематографа, отъ театра» - говорилъ онъ здѣсь въ этомъ домѣ на нашемъ пленумѣ Союза кинематографистовъ. Я ему на это отвѣчалъ: «Какъ это дистанцироваться государство должно отъ мощнѣйшаго оружія воздѣйствія, какимъ является экранъ?» Экранъ – это оружіе. Онъ формируетъ цѣлыя поколѣнія людей и уходить съ этого поля боя нельзя. Гоголь, чье 200-летие мы отмѣчаемъ въ этомъ году, говорилъ просто: «Сейчасъ идетъ бой, самый главный бой- за душу человѣка». Это онъ въ тѣ годы говорилъ. Бой идетъ и сейчасъ. И мы видимъ, съ какимъ результатомъ онъ идетъ, кто въ немъ одерживаетъ побѣду. Кинематографистовъ подмяли подъ себя. Сдались мы на волю побѣдителя. Насъ полностью выпихнули въ рынокъ. Лично мое отношеніе къ искусству, и даже къ кинематографу, пусть я покажусь бѣлой вороной, - принципіальный протестъ противъ участія въ рынкѣ. Можетъ быть, поэтому я не работаю какъ режиссеръ въ это рыночное время и отказываюсь работать какъ актеръ, ожидая, когда придетъ отрезвленіе, и жизнь человѣческаго духа вновь будетъ востребована. Что мы видимъ въ театрѣ? Въ отличіе отъ дѣятелей кино, театральные дѣятели дали отпоръ правительству, которое черезъ механизмъ все того же Швыдкого попыталось и театръ выпихнуть въ рынокъ. Въ отличіе отъ насъ, дѣятелей кино, театральные дѣятели встали все какъ одинъ и отвѣтили: «Нѣтъ, нельзя погубить репертуарный театръ, нельзя погубить русскую школу». Отстояли, но процессъ идетъ. Когда я задавалъ прямой вопросъ уже мною названному два раза товарищу: «Что же Вы дѣлаете? Почему Вы выпихнули насъ на панель доходнаго промысла? Не наша задача - дѣлать мгновенно деньги, обманывая людей, привлекая ихъ болтологіей и издѣвательствомъ надъ русской классикой, голубизною, раздѣтыми дѣвицами, обнаженіемъ, тѣмъ самымъ, пополняя Вашу кассу. Наша задача – воспитывать духъ націи, быть просвѣщающей каѳедрой.» На это былъ отвѣтъ - указаніе наверхъ пальцемъ. Это они, болѣе высокіе руководители, рыночники, младореформаторы, которые все мѣряютъ рублемъ. Рынокъ, такъ рынокъ для всѣхъ. Это молодое поколѣніе относительно нашего возраста, моего, это люди, которыя управляютъ сейчасъ практически всѣми процессами въ Россіи. Нельзя недопонимать того, что рынокъ примѣнимъ не во всѣхъ отрасляхъ человѣческой жизни. Культурѣ рынокъ вреденъ, пагубенъ. Культурѣ рынокъ противопоказанъ. Наше творчество, наши фильмы окупаются, есть тому прекрасный примѣръ: Фильмъ «Андрей Рублевъ» не окупился тогда, когда былъ живъ Андрей Тарковский, болѣе того, на 7 лѣтъ былъ положенъ на полку. Но прошли годы, 43 года, и фильмъ окупился многократно. Я самъ видѣлъ огромныя очереди въ Лосъ-Анджелесѣ, въ Парижѣ, Венесуэлѣ на фильмъ «Андрей Рублевъ». Но, не будучи кассовымъ фильмомъ, ни извлекшимъ мгновенную прибыль, этотъ фильмъ устремилъ взоры соотечественниковъ на исторію, на иконописца Андрея Рублева. Многіе послѣ этого фильма воцерковились и болѣе ясно осознавали, въ какой странѣ они родились. Сегодня о кино мы не будемъ говорить, хоть и сидимъ въ залѣ, гдѣ вы видите лики великихъ прославленныхъ режиссеровъ. Мы будемъ говорить о театрѣ. О театрѣ будутъ говорить и другія, кто болѣе тѣсно завязанъ съ театромъ. Я лишь послѣдніе 7 лѣтъ сталъ возвращаться въ театръ въ связи съ театральнымъ форумомъ «Золотой Витязь». Но, какъ показываетъ жизнь, это нужно дѣлать. Нужно, чтобы былъ такой форумъ, какъ «Золотой Витязь», который абсолютно ясно, прозрачно обозначилъ съ самаго начала цѣли, съ которыми мы пришли въ театральный процессъ. Мы пришли съ тѣмъ, чтобы напомнить всѣмъ намъ, дѣятелямъ россійскаго театра о тѣхъ величайшихъ традиціяхъ русскаго реалистическаго театра и русской актерской школы, у которой учился весь міръ. Первымъ, кто началъ указывать мнѣ на нѣкіе отклоненія, былъ великій Мордвиновъ. Я былъ тогда мальчишкой, мнѣ было 15 лѣтъ, а игралъ съ этимъ артистомъ. Я видѣлъ такую-то совѣтскую постановку, отъ которой театральная общественность была въ восторгѣ. Онъ мнѣ говорилъ: «А что они дѣлаютъ? Это же издѣвательство надъ классикой. Что они показываютъ? Почему такъ самовыражается этотъ режиссеръ, забывая о томъ, что издѣваться нельзя? Почему мы такъ заискиваемъ передъ зарубежными актерами?» Я помню, когда былъ мальчишкой, въ Москву пріѣзжалъ англійскій актеръ Полъ Скофилдъ. Вся Москва ломилась на его выступленіе. Я сидѣлъ гдѣ-то на галеркѣ и заворожено глядѣлъ на Пола Скофилда. Тогда я не понималъ, что происходитъ, а у меня рядомъ былъ подъ бокомъ великій Мордвиновъ, величайшій актеръ планетарнаго масштаба. Почему мы такъ заискиваемъ передъ иноземнымъ? Что это за черта россійская? Гдѣ гордость за нашихъ актеровъ и режиссеровъ, на которыхъ глядитъ весь міръ? И сегодня эти тенденціи не изжиты. Главные режиссеры отдѣльныхъ театровъ Москвы (300 театровъ въ Москвѣ) пытаются, чтобы не отстать отъ рыночнаго процесса, завлекать въ залъ чемъ-то иноземнымъ, обнажать артистокъ молоденькихъ. Съ болью долженъ признаться о мнѣніи дѣтскаго жюри. У насъ три жюри, какъ вамъ извѣстно, работаютъ: театръ большая форма, театръ малая форма и театръ для дѣтей, гдѣ судятъ сами дѣти. Дѣти, попавъ въ нашей программѣ на одинъ изъ отобранныхъ не глядя спектаклей (потому что для дѣтей мало дѣлается, взяли то, что было по Москвѣ) они были въ ужасѣ отъ этой откровенной порнографіи, которую показываетъ театръ для дѣтей и юношества. Эти процессы идутъ въ современномъ театрѣ. Я являюсь руководителемъ жюри, такъ какъ я не могу пока передать этотъ постъ, и съ ропотомъ я его несу, потому что ужасно судить. Все время есть обиженныя, когда мы преміи распредѣляемъ. Но, приходя въ театръ въ эти послѣдніе 7 лѣтъ, я вижу въ театрахъ, имѣющихъ имя въ Москвѣ, въ Россіи, раскрученныхъ критиками, которые по-прежнему глядятъ на Западъ и ждутъ чего-нибудь «эдакаго», какого-то новаторства. Я не противъ новаторства. Я удивляюсь этой подмѣнѣ, удивляюсь, какъ умѣло обманываютъ публику эти режиссеры раскрученныхъ театровъ. Идетъ процессъ очень тревожный. Онъ и былъ всегда, но сейчасъ онъ при нашей псевдодемократии, которой не было и нѣтъ на Руси. Не хотѣлось бы отвлекаться на политику, но это не возможно обойти. Демократіи нѣтъ. Что такое демократія? Власть народа. У насъ есть власть народа? У насъ нѣтъ власти народа. У насъ есть власть нѣсколькихъ людей, семиолигарщина. 7 или 10 человѣкъ подѣлили всю Россію, наши нѣдра, богатства. Нѣтъ демократіи, но какъ бы демократія есть. И въ театрѣ она есть, дѣлай, что хочешь. Что хочу, то ворочу. Что дѣлать, что будетъ? Это зависитъ отъ всѣхъ насъ. Недаромъ именно кинематографисты въ маѣ мѣсяцѣ подняли свой голосъ и издали манифестъ кинематографистовъ, къ которому мы приглашаемъ присоединяться, гдѣ мы четко обозначили о томъ, что такая культурная политика вредна для Россіи. Нужны измѣненія культурной, экранной, театральной политики въ Россіи. Какъ этого добиться? Я думаю, что только при поддержкѣ государства. Только при этомъ механизмѣ мы можемъ чего-то добиться. Я говорилъ министру культуры Александру Алексѣевичу Авдееву при первомъ же нашемъ общеніи, когда онъ былъ на этотъ постъ поставленъ, что самая главная задача, которую я бы видѣлъ на посту министра - это выведеніе культуры изъ рынка. Да, противодѣйствіе будетъ, но нужно быть Александромъ Матросовымъ, лечь на амбразуру и попытаться мѣнять культурную политику, ту, что наворотили передъ нимъ его предшественники. Россія никогда не мѣрила цѣнность жизни, отношеній рублемъ, и ужъ темъ болѣе искусство. Пушкинъ страдалъ отъ того, что вынужденъ былъ брать деньги за стихъ, Лермонтовъ переводилъ тексты Гете. Пѣсня, которая льется изъ устъ, есть та награда, которая вознаграждаетъ. Библія говоритъ: «Даромъ получилъ, даромъ отдавай». Мы готовы отдавать даромъ. Дѣятели кино и театра. Намъ ничего не нужно. Мы пришли не дѣлать деньги, а помогать, просвѣтлять и возвышать нашъ народъ. Должна мѣняться культурная политика, принципіально мѣняться. Культура должна выходить изъ рынка потихонечку или мгновенно по государственной державной волѣ, которая выдѣлитъ въ бюджетѣ Россіи на культуру, наконецъ, такія же деньги, которыя будутъ равноцѣнны средствамъ, выдѣляемымъ на оборону государства. Культура – это оборона души государства. Плоды подобной культурной революціи, которая проходитъ въ нашей странѣ послѣднія 23 года, мы видимъ. Если государство хотѣло, удалившись отъ вліянія на культуру, на кинематографъ, театръ, чтобы имъ легче было, при такой политикѣ они получили гораздо больше проблемъ. Преступность катастрофически зашкаливаетъ. Идетъ алкоголизація пей – не хочу. И на экранѣ еще показываютъ намъ, какъ это хорошо – «балдѣть». Педофилія, проституція, наркоманія. Вліяли ли на увеличеніе этихъ соціальныхъ пороковъ культура, кино и театръ? Вліяетъ напрямую. Подтверждаю это устами замѣчательной русской актрисы Валентины Малявиной, которая по волѣ рока попала на зону къ зекамъ, которые ей говорили впрямую: «Экранъ насъ образовывалъ, у васъ мы учились относиться къ жизни такъ, какъ мы относимся - грабить банки, колоться, насиловать и т.д.». Этого забывать мы не должны.


    Статья: О русскомъ театрѣ
    Опубликовал: Администратор

    Подѣлись: О русскомъ театрѣ : Россія : ДОМОДЕРЖЕЦЪ.ru