Статьи по темѣ:

  • [Вернуться]
  • Собственное дѣло – собственная свобода
  • Крестьянскій трудъ - основа самостоянія русской души
  • Лѣсной сѣновалъ
  • Лѣсная избушка
  • Поскотина
  • Гумно
  • Амбаръ
  • Баня
  • Домъ
  • Въ домѣ и около
  • Дворъ

  • Чайковский

    Послѣднія добавленія

    [26.10.2018 Кружки и секции для детей и пенсионеров]    [16.07.2018 Отец в семье]    [26.12.2017 Россияне не экономят на новогодних ёлках]    [15.11.2017 В школах России всё больше молодых педагогов]    [01.11.2017 Вместо учебников – интерактивный пол и стол с сенсорным управлением]    [06.10.2017 Почему важно высыпаться? ]    [19.09.2017 Ландшафтный парк «Зарядье»]    [15.08.2017 Как научиться предсказывать ураганы? ]    [19.07.2017 В России лечат патологии костной ткани]    [13.07.2017  Российские ученые изобрели электронный глаз]   
     О реальной красоте журналы не пишут

    Выборъ читателей:

    Семья Поленовых ...Оценка: Великолепно!
    В школах России всё больше молодых педагогов ...Оценка: Великолепно!
    38. Как порядок в избе навести хорошо и чисто ...Оценка: Великолепно!
    Русская свадьба ...Оценка: Великолепно!
    23. Како врачеватися христіяномъ отъ болѣзни и отъ всякихъ скорбей ...Оценка: Великолепно!
    27/05/2009

    Предисловіе ко 2-му

    Въ настоящемъ 2-мъ изданіи, содержаніе выпуска вновь тщательно просмотрѣно, ... Далее

    Дворъ


    21/03/2010 Просмотров: 2811

    Дворъ Домъ, въ которомъ нѣтъ скотины, можно узнать еще издалека по многимъ примѣтамъ, а ступивъ въ сѣни, по особому нежилому запаху. Точнѣе, по отсутствію всякихъ запаховъ.
    Дворомъ называютъ всю заднюю половину дома, срубленную въ двухъ уровняхъ и находящуюся подъ общей крышей. Внизу размѣщались два-три хлѣва, вверху поветь (верхній сарай), перевалы для корма, сѣнники (чуланы) и нужникъ.
    Жизнь домашнихъ животныхъ никогда не противопоставлялась другой, высшей, одухотворенной жизни — человѣческой. Крестьянинъ считалъ себя составной частью природы, и домашнія животныя были какъ бы соединяющимъ звеномъ отъ человѣка ко всей грозной и необъятной природѣ. Близость къ животнымъ, къ природѣ смягчала холодъ одиночества, который томилъ душу человѣка при взглядѣ на далекое мерцаніе Млечнаго Пути.
    О хорошемъ конѣ, какъ и объ умной собакѣ, судили такъ: “Все понимаетъ, только не говоритъ”. Лошадь въ крестьянскомъ мірѣ и пахала и возила, но она же помогала воспитанію въ человѣкѣ и нравственнаго чувства.
    Коню обязательно давали кличку, тогда какъ овецъ называли всегда одинаково — Серавка, барана Серко, все куры удостаивались лишь примитивныхъ кличекъ: Рябутка, Чернутка, Краснутка. Лошадиная масть вліяла, конечно, на кличку, но ни у одного домашняго животнаго нѣтъ столькихъ оттѣнковъ и названій по цвѣту, какъ у коня: рыжій, соловый, мухортый, гнѣдой, карій, каурый, караковый, саврасый, буланый, чубарый и т.д. Коня ковали, чистили, скребли скребницей, выдирали щетью линялую шерсть, подстригали гриву и хвостъ. Когда оводъ и мошка исчезали, хвостъ завязывали узломъ въ кокову, это считалось высшимъ шикомъ на свадьбѣ и масленицѣ.
    Кони подчасъ были настолько умны, что ребенокъ, случайно попавшій подъ брюхо, могъ спокойно играть, его даже не задѣнутъ копытомъ. Но бываютъ и упрямые, съ норовомъ и различными странностями. Иная бѣжала рысью въ запряжкѣ до тѣхъ поръ, пока хозяинъ не остановитъ, другую, наоборотъ, никакими силами невозможно заставить бѣжать.
    Для того чтобы лошадь охотно въѣзжала съ возомъ по въѣзду въ ворота верхняго сарая, ее заводили туда сперва налегкѣ и кормили тамъ овсомъ.
    Животныхъ любили и холили все домашніе. Но мужчины, начиная съ малолѣтнихъ мальчиковъ, больше опекали коней, чемъ коровъ.
    У коровъ также были свои имена.
    Отношенія большухи съ коровой достигали такого уровня пониманія, что онѣ часто даже “ругались”, причемъ корова не уступала человѣку въ изощренности: толкалась мордой, не отдавала молока и т.д. Хозяйка не оставалась въ долгу. Къ обоюдному удовольствію, примиреніе обязательно наступало. Женщины разговаривали съ коровами какъ съ людьми, коровы отвѣчали имъ утробнымъ мыкомъ, лизаніемъ, вздрагиваніемъ большихъ мохнатыхъ ушей.
    Теленку сразу послѣ рожденія также давалось имя, всегда имѣли свои клички собаки и кошки.
    Общее настроеніе въ семьѣ, характеръ хозяина и хозяйки, ихъ взаимная любовь и уваженіе довольно замѣтно вліяли на характеръ и поведеніе домашнихъ животныхъ. Весьма интересными, подчасъ просто необъяснимыми съ точки зрѣнія разсудка бывали отношенія дѣтей и животныхъ, а также однѣхъ домашнихъ животныхъ съ другими.
    Еще летъ пятьдесятъ назадъ граница между реальностью и фантазіей была едва замѣтна въ крестьянскомъ быту. Традиціонныя древнѣйшія народныя повѣрья, освежаемые богатымъ воображеніемъ, совмѣщаясь съ реальными впечатлѣніями, создавали полуфантастические образы поэтическаго сознанія. Рѣшительный радикализмъ — либо вѣришь, либо не вѣришь — совсѣмъ не годился для такого сознанія. Народная жизнь безъ поэзіи непредставима, но тамъ, гдѣ все ясно и все объяснимо, поэзія исчезаетъ и ее тотчасъ замѣщаетъ потрясающе тусклый раціонализмъ. Никто не осмѣливался сказать: “Ничего нѣтъ”. Предпочитали уклончивое: “Кто его знаетъ, можетъ, есть, можетъ, нѣтъ”. Человѣкъ, ни во что не вѣрящій, публично и активно утверждающій собственный нигилизмъ, подвергался тонкой общественной насмѣшкѣ.
    Но какъ же все-таки понимать этотъ полуфантастический образъ? Сами слишкомъ ужъ впечатлительные люди становились зачастую виновниками его созданія. Услышавъ ночью въ лѣсу близкій выразительный, какой-то стонущій крикъ, даже искушенный въ грамотѣ человѣкъ забываетъ про филина. Котъ, забравшись на грудь крѣпко спящаго человѣка, представляется ему сквозь сонъ домовымъ. Хитрый, изощренный въ коварствѣ, уходящій изъ любаго капкана волкъ принимался за оборотня и т.д. и т.п.
    Люди не стыдились своей фантазіи. Твердо не признающіе потустороннюю силу, не разрушали образную систему вѣрящихъ, они и сами (по ночамъ или въ лѣсу) частенько, пусть и на время, становились вѣрящими.
    Домовушкомъ ласково называли фантастическаго хранителя дома. Онъ представлялся разнымъ людямъ по-разному. Нѣкоторыя называли его дворовушкомъ (попечителемъ скотины), другія запечнымъ дедушкомъ, третьи и такъ и эдакъ, смотря по обстоятельствамъ.
    Домовушко, какъ и конь и корова, былъ почти членомъ семейства, онъ могъ и разсердиться, и навредить, и на время оставить домъ. Считалось, что въ послѣднемъ случаѣ несчастья сыпались одно за другимъ.
    Присутствіе домовушка на дворѣ опредѣляли разными мелочами: то онъ гриву у лошади заплететъ, то отыщетъ и подсунетъ на видное мѣсто давно потерянный предметъ, то вдругъ не закрытые на ночь воротца оказываются не только закрытыми, но и завязанными на веревочку.
    Уходя въ бурлаки либо на военную службу, словомъ, надолго покидая родной домъ, иные мужики выходили въ верхній сарай и голосомъ обращались къ дворовушку. Просили его беречь дворъ, не обижать скотину, пока хозяинъ будетъ въ отлучкѣ. Добрый дворовушко въ отвѣтъ шелестѣлъ вѣниками, легонько попискивалъ или покашливалъ, успокаивая хозяина: молъ, иди спокойно, тутъ все будетъ благополучно...
    Примѣрно такими же свойствами надѣляла народная фантазія баннушка, гуменнушка и овиннушка.

    (Изъ книги В.И. Белова «Ладъ»)


    Статья: Дворъ
    Автор: Администратор




    Подѣлись: Дворъ : 61. Как двор строити, или лавка, или деревня или анбар : Домострой : ДОМОДЕРЖЕЦЪ.ru