Статьи по темѣ:

  • [Вернуться]
  • Петровъ постъ
  • Успенскій постъ
  • Ржаное
  • Житное
  • Скоромное
  • Рыбное
  • 24. О неправедномъ житіи
    Чайковский

    Послѣднія добавленія

    [26.10.2018 Кружки и секции для детей и пенсионеров]    [16.07.2018 Отец в семье]    [26.12.2017 Россияне не экономят на новогодних ёлках]    [15.11.2017 В школах России всё больше молодых педагогов]    [01.11.2017 Вместо учебников – интерактивный пол и стол с сенсорным управлением]    [06.10.2017 Почему важно высыпаться? ]    [19.09.2017 Ландшафтный парк «Зарядье»]    [15.08.2017 Как научиться предсказывать ураганы? ]    [19.07.2017 В России лечат патологии костной ткани]    [13.07.2017  Российские ученые изобрели электронный глаз]   
     О реальной красоте журналы не пишут

    Выборъ читателей:

    Семья Поленовых ...Оценка: Великолепно!
    В школах России всё больше молодых педагогов ...Оценка: Великолепно!
    24. О неправедномъ житіи ...Оценка: Великолепно!
    38. Как порядок в избе навести хорошо и чисто ...Оценка: Великолепно!
    Предисловіе ко 2-му изданію ...Оценка: Великолепно!
    17/05/2009

    «Домострой», безспорно, принадлежитъ къ числу важнѣйшихъ намятниковъ нашей древней письменности, имѣющихъ одинаково важное значеніе и для историка народнаго быта, и для историка литературы, и для юриста. Къ сожалѣнію, научная разработка этого ... Далее

    Скоромное


    23/03/2010 Просмотров: 2839

    Скоромное Цѣпную связь всѣхъ явленій труда и быта наглядно доказываетъ хотя бы такой примитивный примѣръ.
    Если на столѣ мясныя, а не грибныя щи, то въ рукахъ и ногахъ появляется сила, а коли есть сила, больше и вспашешь и накосишь поизрядней. Въ такомъ случаѣ будетъ не только хлѣбъ для себя, но и солома, и парево, и мякина скоту, а будетъ скотина, будутъ опять же и щи.
    Кругъ замкнулся...
    Но замкнулся-то онъ на болѣе высокомъ уровнѣ: къ столу, напримѣръ, будутъ уже не одни щи, а и толокно, а это, въ свою очередь, придаетъ новыя силы, отъ чего человѣкъ красивѣй, быстрѣй и лучше трудится, а отъ этого у него появляется и свободное отъ полевыхъ работъ время. Куда же идетъ онъ осенью въ такое свободное время? Конечно же, въ лѣсъ, за грибами и ягодами. Такъ, грубо говоря, хорошія щи влекутъ за собой и другую, тоже хорошую, но не главную снѣдь.
    Достатокъ въ мясной и молочной пищѣ цѣликомъ зависѣлъ отъ успѣховъ на пахотномъ поле и на сенокосномъ лугу. Лѣнивымъ хозяевамъ было выгодно быть суевѣрными, молъ, скотина не ко двору. Но потому она и бывала не ко двору, что сѣно пыльное, а хозяину лѣнь потрясти, что лишній овесъ, не задумываясь, отвезетъ на ярмарку, тогда какъ на хорошемъ дворѣ овесъ оставятъ лошади. Такъ или иначе, скотъ въ нѣкоторыхъ домахъ дѣйствительно не приживался, приплодъ бывалъ слабъ и малочисленъ, за одной неудачей обязательно слѣдовала другая.
    Вѣроятно, для работы со скотомъ нуженъ особый талантъ, связанный съ любовью ко всему мычащему, ржущему, блеющему, хрюкающему и кудахтающему. Тотъ, кто во время утренняго сна морщится отъ мычанія коровы либо натягиваетъ на голову одѣяло изъ-за пѣтушинаго пѣнія, не прослыветъ добрымъ крестьяниномъ. Не поможетъ тому и скотскій знатокъ.
    За лѣто и осень скотина выгуливалась, и съ первыми заморозками пастухъ прекращалъ пастьбу. Въ каждомъ домѣ на семейномъ совѣтѣ рѣшалось, кого и сколько пустить въ зиму. Для экономіи сѣна съ первымъ сильнымъ морозцемъ въ деревнѣ сбавляли скотъ.
    Мало красиваго въ этомъ зрѣлище... Многія женщины не могли присутствовать при убоѣ. Нѣкоторые мужики отгоняли дѣтей подальше, другіе, наоборотъ, съ малолѣтства пріучали ребятъ къ виду крови.
    Мясныя туши подвѣшивали на жердяхъ (повыше отъ кошекъ) и замораживали. Зимой періодически отрубали мясо и въ промежуткахъ между постами ежедневно варили щи. Если наступала сильная оттепель, мясо приходилось солить въ кадкахъ. Солонина же даже въ сѣнокосъ не была въ особомъ ходу. Баранина въ сѣверномъ крестьянскомъ быту предпочиталась говядинѣ. Въ дѣло уходило практически все. Шкуру хранили, подсаливая, либо сразу выдѣлывали изъ нее овчину, кожа отъ теленка шла на сапоги. Женщина-хозяйка до пяти разъ промывала въ рѣкѣ кишки забитаго животнаго, изъ которыхъ готовилась превосходная ѣда, не говоря уже о печенкѣ и т.д.
    Ноги и голову животнаго палили на угляхъ и хранили до праздниковъ для варки холодца, или студня. Холодецъ былъ традиціонной закуской по праздникамъ, а за обычнымъ обѣденнымъ столомъ его хлебали въ квасу. Обширный чугунъ, въ которомъ варили студень, выставлялся изъ печи къ вечеру, наканунѣ праздника. Это былъ всегда пріятный моментъ, особенно для дѣтей. Пока мать (или бабушка) разливала по посудинамъ жидкій бульонъ и раздѣлывала содержимое, можно было полакомиться хрящиками и костнымъ мозгомъ. Съ особымъ восторгомъ дѣти получали кости — предметы для своихъ игръ, дѣвочкамъ давали лодыжки, ребятамъ — бабки. Сразу на всѣхъ не хватало, поэтому устанавливалась очередь, на Николу однимъ, на день успенія — другимъ. Хозяйка изъ бараньихъ внутренностей обязательно вытапливала сало, оно хранилось кругами въ ларяхъ. Вареный и изжаренный съ такимъ саломъ картофель подавали на столъ или утромъ, или въ обѣдъ, послѣ щей, причемъ обязательно добавляли въ него овсяной крупы.
    Хрустящіе остатки перетопленной на салѣ бараньей брюшины назывались ошурками, шкварками. Они также слыли предметомъ лакомства, но послѣ нихъ было опасно пить холодную воду.
    Мясо ели только въ студнѣ, во щахъ, мелконарезаннымъ и запеченнымъ въ пирогъ. Во многихъ домахъ, если солонины не хватало до сѣнокоса, рѣзали барана или ярушку лѣтомъ, въ самый разгаръ полевой страды. Сваривъ раза два свѣжія щи, оставшуюся баранину вялили въ горячѣй печи и хранили въ ржаной мукѣ. Щи изъ такой баранины пріобрѣтали совершенно другой вкусъ.
    У тѣхъ, кто занимался охотой, зайчатина, тетерева и рябчики переводились лишь на время весенней и ранней лѣтней поры. Въ это время охотники старались сдерживать свой пылъ.
    Еще обширнѣе и сложнѣе традиціи женскаго обихода, связаннаго съ молочной ѣдой. По своей значимости растелъ коровы былъ равносиленъ такимъ событіямъ, какъ престольный праздникъ, переселеніе въ новую избу, приходъ изъ бурлаковъ. Большуха знала время растела съ точностью до трехъ-четырехъ дней, въ эту пору она то и дѣло ходила въ хлѣвъ. Навѣщали корову и ночью, и если событіе это должно было произойти вотъ-вотъ, то не спалъ весь домъ. Первые нѣсколько дней молоко выдаивалось только теленку. Но вотъ проваренъ, вымытъ, просушенъ подойникъ, въ рыльце вставлена вѣточка можжевельника. Припасены и прожарены въ печи десятка два глиняныхъ крыночекъ (ихъ почему-то называли кашниками). Котъ съ громкимъ мяуканьемъ первымъ еще у порога встрѣчаетъ хозяйку, несущую въ избу бѣлопѣнную жидкость, эту дѣтскую благодать, олицетвореніе здоровья и семейнаго лада.
    Съ какой бережливостью относились къ молоку, говоритъ то обстоятельство, что его пили только младенцы. Остальные хлебали ложками. Осенью, какъ сообщаетъ пословица, молоко “шильцемъ хлебаютъ”. Молока наливали въ большую общую чашку, крошили туда ржаной хлѣбъ, и дѣти хлебали его между вытями, иными словами, дополнительно. Простоквашу также ѣли съ крошенымъ хлѣбомъ, но уже не только дѣти, но и всѣ остальныя. Такая ѣда могла быть и третьимъ обѣденнымъ блюдомъ. Простокваша, смѣшанная съ вершкомъ, подавалась рѣже, поскольку сметану старались копить. Вечерами женщины сбивали сметану мутовками въ особыхъ горшкахъ, называемыхъ рыльниками. Послѣ длительнаго и весьма утомительнаго болтанія появлялись первые сгустки смеса, масла-сырца. Постепенно они сбивались въ одинъ общій комъ. Въ рыльникъ добавляли воды, сливали жидкость, а смесъ перетапливали въ нежаркой печи. Затѣмъ сливали и остужали. Получалось янтарнаго цвѣта русское топленое масло. Остатки послѣ такого перетапливанія назывались поденьемъ, имъ заправляли картошку, ѣли съ блинами и т.д.
    Снятую простоквашу также ставили въ горячую печь, къ вечеру получалась изъ нее гуща (творогъ) и сыворотка — пріятный кисловатый напитокъ. “Сыворотка изъ-подъ простокваши” — съ помощью этой скороговорки школьники тренировали произношеніе. Гуща — творогъ — хранилась въ деревянной посудѣ. Лѣтомъ ее носили на сѣнокосъ въ буртасахъ — въ берестяныхъ туесахъ съ двойной стѣнкой. (Въ нихъ же носили квасъ и сусло.) Творогъ также ѣли ложками въ молокѣ, въ простоквашѣ, пекли съ нимъ пироги и рогули.
    Ставецъ (крынку) съ молокомъ ежедневно ставили въ печь. Такое молоко называлось жаренымъ, взрослые добавляли его въ чай, дѣтямъ же позволялось напрямую лакомиться этимъ деликатесомъ.
    Зимою примѣнялся нѣсколько странный способъ храненія молока. Его замораживали въ блюдахъ, затѣмъ выколачивали ледяные молочные круги и хранили на морозѣ. Такое молоко можно было пересылать родственникамъ и брать въ дорогу. Оно побрякивало въ котомкахъ вмѣстѣ съ прочей поклажей.

    (Изъ книги В.И. Белова «Ладъ»)


    Статья: Скоромное
    Автор: Администратор
    Оценка статьи: ОтвратительноУжасноПлохоСреднеХорошоПохвальноОтличноПревосходноПрекрасноВеликолепно! [Голосов: 0]
    Мнение[Ваше мнение]




    Подѣлись: Скоромное : ПРИЛОЖЕНИЕ. Записки на весь год, что к столу подавать, еду мясную и постную, и о крупитчатой муке, как готовить муку и чего из четверти калаче : Домострой : ДОМОДЕРЖЕЦЪ.ru